Как Metallica создала Black Album: рассказ из первых уст : Интервью : Музыкальные блоги по категориям : MusicHearts
dev stack:

Авторизация | Регистрация

Блог # Интервью Новости

Интервью с известными личностями в музыкальном мире (0.29)

Как Metallica создала Black Album: рассказ из первых уст

Джеймс Хетфилд, Ларс Ульрих, Кирк Хэмметт и Боб Рок рассказывают закулисную историю о создании "Черного" альбома.

11 Ноября
2021
12:18

Барабанщик Ларс Ульрих рассказывает об идее альбома:

Она заключалась в том, чтобы Metallica застряла у всех в глотке

Миссия была выполнена. Спустя 30 лет и 30 миллионов продаж "Черный альбом" не только самый популярный Metallica, но и огромная культурная веха. Именно он заставил мейнстримное движение воспринимать металл всерьез и помог сохранить его мерцающее пламя в период натиска гранжа в начале 90-х.

Его влияние было настолько огромным и незамедлительным, что он будто создал собственное гравитационное притяжение, мгновенно деформируя всю металлическую сцену. Black сделал такой же вклад в уничтожение глэм-метала, сколько и группы Nirvana или Pearl Jam. На фоне композиций Enter Sandman и Sad But True чуваки в обтягивающих кожаных штанах, размахивающие волосами, вдруг стали выглядеть нелепо, как многие и считали с самого начала.

Даже трэш-сцена, которая была создана не без участия Metallica, была затянута в эту черную дыру. Современники понимали, что художественная и коммерческая планка была поставлена слишком высоко, чтобы ей можно было соответствовать.

Влияние альбома на самих Metallica было не менее судьбоносным. Помимо того, что "Black" вознес их в список отличников со всеми вытекающими финансовыми выгодами, он же заставил мейнстримную культуру серьезно отнестись к группе, даже если их творчество никогда не было ей понятно.

Более того, этот альбом привел Metallica на путь, который привел их нынешнему положению, когда группа может выступать и с Леди Гагой, и с Лемми и с Симфоническим оркестром Сан-Франциско. Группой, которая может стать хедлайнером как на фестивале Гластонбери, так и на Download. Если бы не альбом "Black", они так остались бы очередной метал-группой. Но вместо этого Metallica превзошли даже сами себя.

Джеймс Хетфилд говорит:

Этот альбом дал нам карт-бланш на то, чтобы быть теми, кем мы хотим, и идти туда, куда мы хотим

Наследие "Black" возвращается в новом переиздании. В нем собраны ранние демо и репетиционные записи, а также сборник каверов "The Metallica Blacklist" от Ghost, Volbeat и Biffy Clyro до Майли Сайрус, Дэйва Гаана из Depeche Mode и иконы современного кантри Криса Стэплтона.

Гитарист Кирк Хэммет рассказывает:

Этот альбом — культурная сила. Как бы ни менялась и не трансформировалась современная культура, в нем всегда найдется что-то, что продолжает резонировать по всему миру. В буквальном смысле этого слова

Альбом "Black" не возник из ниоткуда. Это результат тяжелого труда и эпического напряжения. Девять месяцев работы глубоко запечатлелись в памяти всех участников.

Metallica стала одной из неожиданных историй успеха 1980-х годов. Мало кто воспринимал их всерьез, когда они выпустили свой дебютный альбом Kill ’em All. Однако их авторитет значительно возрастал с каждым последующим релизом.

Альбом 1988 года ...And Justice For All For All] был продан тиражом в два миллиона копий, но группа подозревала, что его узловатое, прогметаллическое звучание станет препятствием для достижения желаемого успеха. Альбом Metallica должен был стать реакцией на многое, но в основном спровоцировал внимание к самой группе.

Ларс Ульрих:

"Мы потратили много лет, пытаясь доказать себе и всем вокруг, что мы можем играть. Мол, послушайте, как я играю на большом барабане, а Кирк исполняет все эти дико сложные вещи"

Кирк Хэммет:

"...And Justice For All открыл нам глаза на то, насколько мы прогрессивны и что мы требуем слишком многого от нашей аудитории"

Ларс Ульрих:

"Примерно на полпути тура Justice я сидел, играл эти девятиминутные песни и думал: "А че я вообще беспокоюсь о том, насколько идеальными они должны быть, когда мы играем Seek And Destroy и For Whom The Bell Tolls, у которых, шикарные, мать ее, вайбы?""

Кирк Хэммет:

"Когда мы играли ...And Justice For All вживую в том туре, я видел, как люди буквально зевали и смотрели на часы. Просто такие "Окей" и пожимали плечами"

Джеймс Хэтфилд:

"Этот тур был очень сложным в плане организации"

Кирк Хэммет:

Со следующим альбома, мы не хотели идти по тому же прогрессивному пути. Мы стремились к большему. Тогда вышло множество мега-альбомов — Bon Jovi, Def Leppard, Брюс Спрингстин... восемь миллионов, девять миллионов проданных копий. И мы хотели так же. Очевидно. Мы хотели сделать Back In Black.

Летом 1990 года Metallica начала писать продолжение альбома ...And Justice For All. У Хэммета и Хэтфилда была куча набросков и идей, разбросанных по дюжине кассет C60 и C90, которые они назвали "The Riff Tapes". Они решили: нужно делать все просто.

Ларс Ульрих:

"Раньше, когда мы писали песни, меня очень волновала их длительность. Но в этот раз я даже не хотел об этом думать"

Джеймс Хэтфилд:

"Многие песни, которые мне понравилось исполнять или писать, например, Kill 'Em All, были намного короче, более простыми"

Кирк Хэммет:

"Многие из этих риффов были у нас еще до записи. Например, риффы Sad But True, Of Wolf And Man, Through The Never"

Ларс Ульрих:

Что-то было в этом альбоме. Уже тогда, когда мы начали писать Enter Sandman, он, мать его, звучал потрясающе.

Кирк Хэммет:

Рифф Enter Sandman появился сам по себе. Было три часа ночи, я сидел в спальне. Все говорят: "Что ты делал в три часа ночи?". Ну, я все еще был в режиме тура. Я играл на гитаре, мне больше нечем было заняться. Весь день я слушал Soundgarden, нашу любимую с Джеймсом группу. И мне хотелось зафиксировать это чувство, и рифф будто возник из ниоткуда. Лучшие части этого альбома как бы сами себя написали. Соло, музыка и тексты словно появились из ниоткуда. Будто вселенная преподнесла нам их на блюдечке. Не то что первые четыре альбома

Вселенная, возможно, и давала вдохновение, но нужно было записать его. Три предыдущих альбома Metallica продюсировали Флемминг Расмуссен вместе с Хэтфилдом и Ульрихом. Но для следующего альбома нужен был кто-то, кто встряхнет ситуацию.

Два альбома, выпущенные в 1989 году, произвели на них впечатление: "Sonic Temple" группы The Cult и "мясистый", но отполированный альбом Mötley Crüe Dr. Feelgood. Оба альбома были спродюсированы канадцем Бобом Роком. В конечном итоге он вошел в ближний круг Metallica — хоть и не без испытаний на выносливость с обеих сторон.

Джеймс Хэтфилд:

"Прослушав альбом "Justice" мы поняли, что нам нужна помощь. Нет, альбом получился хороший, но барабаны и гитары были слишком громкие из-за меня с Ларсом."

Ларс Ульрих:

"Мы почувствовали, что настало время сделать запись на огромном, большом, жирном низком пределе. А лучшим за последние пару лет был альбом Mötley Crüe Dr. Feelgood. Мы сказали менеджеру: "Позвони этому парню и спроси, не хочет ли он смикшировать нам запись"

Боб Рок (продюсер альбома "Black"):

"Я слышал, они хотели, чтобы я микшировал их новый альбом. Но я хотел бы его продюсировать. Тогда мне сказали, что их это решение оттолкнуло. Но, очевидно, нет.

Ларс Ульрих:

"Питер [Менш, менеджер Metallica] позвонил и сказал: "Он хочет быть вашим продюсером". Я такой: "Ну да. Мы — Metallica, никто нас не продюсирует, никто не говорит нам, что делать". Немного погодя мы чутка расслабились и решили, может, стоит попробовать"

Боб Рок:

"Они прорвались на один уровень, но все еще не были мейнстримом. Со мной они решились сделать прыжок в большую лигу"

Ларс Ульрих:

"Он был с нами предельно честен. Сказал, что кучу раз видел, как мы играем и что мы не запечатлели то, как играем вживую, на записи. И мы такие были: "Что-что? Да кто ты, черт побери, такой?""

Боб Рок:

"Многие думают, что это я изменил группу. Это не так. Они уже были другими, когда я их встретил"

Сотрудничество Metallica с Роком чуть не развалилось, даже не начавшись. Продюсер никогда не записывался за пределами своего родного Ванкувера, но Metallica хотели остаться в Калифорнии. В этой битве воль должен был остаться только один победитель, и Рок в конце концов согласился отправиться на юг, в Лос-Анджелес.

В октябре 1990 года группа отправилась в студию Бербанка One On One. Рабочим названием альбома было "Married To Metal".

Bob Rock, Lars Ulrich and James Hetfield (Image credit: Ross Halfin - RHP Ltd) Bob Rock, Lars Ulrich and James Hetfield (Image credit: Ross Halfin - RHP Ltd) Ларс Ульрих:

"Мы отлично провели время, узнавая друг друга, а потом вдруг застряли в этой студии в Лос-Анджелесе, и он начал нас прессовать. Мы были такие: "Да кто, блин, этот парень?"

Боб Рок:

"Первые три месяца пре-продакшна были очень трудными. Они мне не доверяли"

Джеймс Хэтфилд:

"Боб часто об этом говорит, я слышал это и от других ребят. Но лично я такого не припомню"

Ларс Ульрих:

"Мы провоцировали Боба, развешивая по всей стене студии порнокартинки, в большинстве мужские. Ничто же так не возбуждает американцев, как вид двенадцатидюймового эрегированного пениса.

Кирк Хэммет:

"У нас по началу были пассивно-агрессивные отношения. Прошло много времени, прежде чем мы начали по-настоящему доверять Бобу"

Джеймс Хэтфилд:

"Возможно, в то время было трудно работать с нами. Я этого не отрицаю. Мы были очень замкнутыми, очень боязливыми. Мы боялись утратить контроль. Мы были неуверенны в своих музыкальных способностях. И обычно такое пробуждает во мне страх, гнев, позерство и всякое такое"

Ларс Ульрих:

"В прошлом некоторые вещи были священными. У нас был всемогущий гитарный рифф Metallica, и ничто не могло его испортить. Боб говорил: "Вы уже играли этот рифф девяносто два раза. Он сейчас у всех в башке"

Кирк Хэммет:

"Во время записи у нас всегда было невероятное воодушевление. Каждый раз при воспроизведении мы находили что-то новое в песне и смотрели друг на друга с большими ухмылками и расширенными зрачками. А потом кто-то говорил: "Блин, мы не можем этого сделать". И тогда мы вновь оборонялись против Боба"

Джеймс Хэтфилд:

"Бобу пришлось разрушить много стен, которые мы возводили из чистого страха"

Кирк Хэммет:

"Легенда гласит, что я не сделал домашнее задание для The Unforgiven, и Боб Рок накричал на меня. Дело в том, что я сделал все, но это не подошло. А других идей у меня не было".

Боб Рок:

"Я хотел бросить ему вызов. Кирк немного взбесился, но все обернулось лучшим образом"

Кирк Хэммет:

Я подумал: "Ну, я хорошо импровизирую". Боб сказал: "Сыграй что-нибудь". Он слегка подправил звук, добавил немного задержки, и внезапно я осознал: "Вау! Звучит как Led Zeppelin или типа того". Вдруг я почувствовал вдохновение и сыграл соло. Соло для альбома я записал всего за два дубля"

Ларс Ульрих:

"Основная идея заключалась в том, чтобы сохранять непредвзятость, когда нам предлагают идеи. Мы очень закостенели в своих взглядах. Иногда идеи срабатывали, иногда нет, и мы пробовали что-то другое. Но многие замечательные вещи на альбоме появились благодаря тому, что мы перестали говорить нет.

Кирк Хэммет:

"Прошло много времени, прежде чем мы начали по-настоящему доверять Бобу. Мы должны были полагаться на его объективность, потому что между нами четырьмя всегда начиналось соревнование"

Джеймс Хэтфилд:

"Ларс и я занимались продюсированием, потому, что знали, чего мы хотим, и все. Не было никакой открытости. Не было глубины или знаний, в плане звучания. Боб многому нас научил. Я был так взволнован, открывая эту коробку с разными звуками, оборудованием, педалями, перкуссионными аспектами."

Кирк Хэммет:

"В каждом треке этого альбома есть шейкеры. Они ненавязчивые, но если прислушаться, то их можно услышать. В начале "The Unforgiven" звучит валторна. Я даже не знал, что это, блин, такое. Но мы были такие: "Окей!" И все эти идеи принес нам Боб Рок"

Альбом "Black" стал для Metallica не только значительным сдвигом в музыкальном плане, но и ознаменовал перемену подхода Джеймса Хэтфилда к текстам песен. Раньше его зоной комфорта были темы реального мира: война, религия и политика.

Но теперь он впервые углубился в себя — это огромный скачок для человека, которому не свойственно делиться сокровенными чувствами. Ни один трек не подытожил этот новый подход так, как центральная баллада альбома Nothing Else Matters.

Джеймс Хэтфилд:

"Эта песня была о моей тогдашней девушке. Я только начал учиться вытаскивать свои чувства. Даже не думал, что это будет песня для Metallica"

Боб Рок:

"Он хотел писать более глубокие тексты. Хотел, чтобы его песни действительно имели значение"

Кирк Хэммет:

"Все, о чем я мог думать в тот момент, это: "Джеймс написал гребаную песню о любви к своей девушке?""

Джеймс Хэтфилд:

"Сначала я даже не хотел играть Nothing Else Matters для ребят. Она была настолько проникновенной, настолько личной для меня. Я думал, что Metallica может петь только о разрушении вещей, битье головой, кровопускании для толпы, о чем угодно, только не о девчонках и быстрых машинах, хотя именно это нам и нравилось"

Боб Рок:

"Джеймс обратился ко мне: "Боб, я никогда раньше толком не пел, я просто орал". Он показал мне запись Криса Айзека и сказал: "Я хочу петь. Как можно петь вот так?"

Джеймс Хэтфилд:

"Nothing Else Matters была песней, вокруг которой нельзя было поставить границы. Когда Боб предложил оркестр, я был только за. Было немного неловко. Я не знал, как это все делать. Я даже не знал, как писать музыку. Не знал нот на гитаре"

Майкл Камен (композитор, создавший оркестровую аранжировку Nothing Else Matters 2001 года):

"Когда мой менеджер рассказал мне, я очень удивился. Не знал, чего ожидать. Я не был поклонником творчества Metallica, но знал о них. Когда мне прислали песню, я очень удивился"

Боб Рок:

"Майкл был гением. Мне прислали его работу с оркестром из восьмидесяти частей. Я включил ее в студии и просто плакал от красоты, а они, мать их, ее возненавидели. Они заставили меня опустить оркестровую версию так низко в миксе, что это был почти грех"

Джеймс Хэтфилд:

Такие песни, как Nothing Else Matters, The God That Failed, The Struggle Within и The Unforgiven... Большинство песен из альбома "Black" — это начало моей борьбы как человека на этой планете, борьбы со стрессами, со славой, с зависимостью, с семьей, с путешествиями, со всем этим. У меня появилась гораздо большая отдушина. Я чувствовал, что принадлежу себе гораздо больше"

Боб Рок:

"Поначалу, основываясь на музыке и риффе, группа и менеджмент решили, что первым синглом может стать Enter Sandman. А затем они послушали текст и поняли, что песня посвящена смерти в кроватке. Это им не очень понравилось"

Джеймс Хэтфилд:

Я тогда так разозлился. Я был такой: "Да пошли вы все! Я здесь писатель!" Но это был мой первый вызов, который заставил меня работать усерднее.

Боб Рок:

"Я сел с Джеймсом и поговорил с ним. Я сказал ему: "То, что у тебя есть, это здорово, но может быть и лучше. Обязательно выражаться так буквально?". Я не думал о сингле, мне просто хотелось, чтобы он сделал песню великолепной. Это был процесс обучения его говорить то, что он хотел, более поэтично и открыто. Он переписал несколько текстов, и он был готов... первый сингл"

Работа над альбомом "Black" завершилась в июне 1991 года. Процесс записи занял девять долгих месяцев и обошелся в 1,2 миллиона долларов. Группа и Рок отметили это событие в местном баре, хоть и были слишком измотаны, чтобы праздновать. Рабочее название "Married To Metal" оказалось горькой иронией — Ульрих, Хэммет и басист Джейсон Ньюстед развелись во время работы над альбомом.

Ларс Ульрих:

"Оглядываясь назад, можно сказать, что девять месяцев, которые мы провели там, были чистым адом"

Боб Рок:

"Это не была веселая и легкая запись. Конечно, мы немного посмеялись, но все было непросто. Когда мы закончили, я сказал ребятам, что больше никогда не буду с ними работать. Они чувствовали то же самое по отношению ко мне"

Кирк Хэммет:

Было тяжело, но мы не сомневались в том, что пошли по неправильному пути. Когда все было готово, мы поняли, что у нас охренительно крутой материал"

Ларс Ульрих:

"Нам сказали, что Enter Sandman крутят повсюду, по всем гребаным радио США, и он стремительно набирает популярность"

Кирк Хэммет:

"Мы сыграли наши первые "Black" концерты в Петалуме [Калифорния, 1 и 2 августа 1991 года]. Это был своего рода разогрев. Открывающим треком был Enter Sandman. На первых пяти или шести нотах все это гребаное место просто проснулось и шло с нами в такт. Каждый гребаный ритм, каждая гребаная нота, каждая гребаная мелодия. А когда мы дошли до припева, весь гребаный зал подпевал нам. Это было невероятно"

Ларс Ульрих:

"Enter Sandman сразу же подключил всех"

Кирк Хэммет:

"Мы провели бесплатную вечеринку в нью-йоркском Madison Square Garden, посвященную альбому, — там было 10 000 человек. Мы сыграли для них альбом. Люди просто посходили с ума. Воодушевление в тот вечер было совсем не таким, как я ожидал"

Джеймс Хэтфилд:

Я просто ждал, когда начнется Nothing Else Matters. Знаете, чтобы посмотреть на реакцию. Всем очень понравилось, и это было просто потрясающе"

Пятый альбом Metallica, названный просто Metallica, был выпущен 12 августа 1991 года. Он обрел небывалый успех, дебютировав на первом месте в США, Великобритании и Германии. Все признаки указывали на то, что это будет альбом-монстр, но никто не мог предсказать, насколько огромным он будет.

Кирк Хэммет:

"Он понравился нам и нашему окружению, но, пусть мы и были уверены в себе на записи, непонятно было, как отреагируют слушатели. По какой-нибудь дурацкой причине он мог ни хрена не продаться. А потом мы услышали, что альбом стал номером один"

Ларс Ульрих:

"Ты думаешь, что когда тебе скажут: "Твой альбом — номер один в Америке", весь мир просто кончит. А я просто стоял в гостиничном номере с этим факсом: "Ты номер один" и такой: "Ну, ок". Это был просто еще один гребаный факс из офиса.

Кирк Хэммет:

"Мы получили обратную реакцию: "О, они не такие тяжелые, как раньше, они, блин, радио-френдли, маленькие дети слушают Metallica. Что происходит? Где моя трэш-метал группа?". Мы сделали охрененно хороший альбом с отличными песнями, что вам не нравится?

Ларс Ульрих:

"Нам говорили, что мы продались, еще со времен Fade To Black на Ride The Lightning [1984]. Мы уже привыкли"

Кирк Хэммет:

"Было ли нам насрать? Ну где-то на пять минут не было"

Джеймс Хэтфилд:

Там есть несколько песен, которые мне не нравятся. Through The Never была немного странной. Don't Tread On Me, пожалуй, не самая моя любимая в музыкальном плане. Holier Than Thou одна из самых глупых, больше в старом стиле"

Дэйв Мастейн (бывший гитарист Metallica, ныне фронтмен Megadeth):

Мне понравилась The Unforgiven, потому что тогда я впервые услышал, как Джеймс поет. Он пел и раньше, и отлично. Но это был первый раз, когда он пел по-настоящему"

Ларс Ульрих:

"Этот альбом стал отправной точкой, когда Metallica превратилась в огромный гастрольный джаггернаут. Мы гастролировали, гастролировали и гастролировали. А потом, когда закончили, снова гастролировали"

Кирк Хэммет:

"У нас была "змеиная яма" [секция в центре сцены, где фанаты могут наблюдать за выступлением группы]. Это было похоже на одну большую игровую площадку, но вместо обезьяньих брусьев у нас были лестницы. Это было безумно"

Джеймс Хэтфилд:

"На футболках для тура негде было писать даты — пришлось писать их даже на рукавах"

Кирк Хэммет:

" Курт Кобейн пришел на один из наших концертов в Сиэтле, во время Black-тура. Я знал Курта довольно хорошо, и мы с ним довольно часто общались. Он был довольно большим поклонником Metallica. Но я был удивлен, насколько большим поклонником он был"

И не только он. Альбом сорвался с цепи и с тех пор не останавливается. На сегодняшний день он продан тиражом более 30 миллионов копий по всему миру — цифра, к которой с тех пор не приблизилась ни одна метал-группа.

(Image credit: Ross Halfin - RHP Ltd) (Image credit: Ross Halfin - RHP Ltd) Кирк Хэммет:

"Приписать себе стопроцентную заслугу за успех этого альбома мы не можем. Это был идеальный шторм событий, обстоятельств, ситуаций, в которых мы находились в музыкальном плане"

Джеймс Хэтфилд:

"Black" стал главным ключом ко всему. Нас начали признавать и говорить о нас как о силе, с которой нужно считаться в мире не только хэви-металла, но и в в мире рока, наравне с такими группами как AC/DC и U2.

Боб Рок:

"Когда вышел альбом, произошел музыкальный переход, изменивший радио, ведь теперь здесь звучала тяжелая музыка"

Кирк Хэммет:

"Рок-радио приняло наше тяжелое звучание и помогло укорениться всему гранжу. Вскоре после выхода "Black" Nirvana выпустила Nevermind. Мне хочется думать, что мы сыграли свою роль в принятии Nirvana.

Боб Рок:

"Этот альбом на самом деле изменил что-то в культурном плане. Его купили все"

Кирк Хэммет:

"В каком-то смысле он изменил нас. На следующих альбомах мы принимали решения, зная, что они разозлят слушателей. Мы сомневались, делать ли следующий шаг. Но только не при создании альбома "Black".

Источник: https://www.loudersound.com/features/how-metallic



1
54

Комментарии: 0 (количество включает все языки)

Пока никто не оставлял комментарии. Будь первым :)

Оставлять комментарии могут только пользователи. Если вы уже среди нас, .